Сим-фон-и-я

Сим-фон-и-я

Роз и Бен. По любезному приглашению нашего друга, с которым мы познакомились на мировом экономическом Форуме в швейцарском городе Давосе, мы, Роз и Бен, а также Александра, дочь Роз, посетили Южную Африку летом 1999 года. Наряду с потрясающей красотой местного ландшафта и богатым разнообразием жизни, нас удивил один примечательный момент: все наши разговоры повсюду сводились к обсуждению проблем Южной Африки. Все чрезвычайно оживленные беседы, которые у нас были с министрами в Кейптауне или художниками в Йоханнесбурге, с бизнесменами в Претории или музыкальными педагогами в Соуэто, были посвящены исключительно Южной Африке. С кем бы мы ни говорили—с водителем, с руководством Сим-фон-и-я кейптаунского симфонического оркестра, с поваром или с прачкой, — так или иначе речь шла обязательно о Южной Африке. Южная Африка выступала олицетворением симфонии, совместного звучания самых разных голосов, живой, дышащей сущностью.

После посещения медицинской клиники в одном небольшом местечке, созвучном ее имени, Александра сказала:

— Удивительно, что никто здесь ничего не скрывает. Все проблемы общества лежат на поверхности и бросаются в глаза,— например, ужасные условия обитания в палаточных лагерях переселенцев и шикарная жизнь зажиточных людей. Все открыто взору. И все приемлемо, поскольку чувствуется, что это вовсе не то, к чему стремятся эти люди. Все выглядит так, словно каждый из них знает, что они Сим-фон-и-я хотят изменить свою жизнь. Переломанная кость остается бедой ее хозяина, и, по аналогии с этим, они рассматривают проблему той или иной группы людей как проблему общества в целом. Видимо, все это в немалой степени связано с той работой, которую проделала Комиссия правды и примирения.


documentaksvynp.html
documentakswfxx.html
documentakswnif.html
documentakswusn.html
documentaksxccv.html
Документ Сим-фон-и-я