Boubliks ест яблоко

Boubliks ест яблоко

Бродил как-то, бродил Boubliks по райскому саду, да набродил на дерево познания или как ещё называют дерево познания добра и зла. Смотрит яблоки на дереве познания растут, да аппетитные, красные, заливные, так и просят надкусить. Посмотрел Boubliks что яблоки хороши, сорвал одно, повертел в руке, надкусил… Вкусные, не то слово просто сладкие. Глуп был Boubliks, не умел читать, а рядом табличка весела: «Яблоки не есть, они отравленные! Кто съест того в могилу зароют, кто мимо пройдёт тот эстетическое удовольствие получит».

Boubliks нашёл конец

Шёл Boubliks полями, лесами, реками, морями, озёрами, степями, городами, у кого не спрашивал, ни кто не знал где конец Boubliks ест яблоко. Boubliks начинал стареть, у него происходили изменения во всём теле, а он ещё не нашёл конец. Тогда от беспомощности он упал на колени и взмыл руки к небу, внемлил к богу: «Где Боже конец!» и тут Boubliks(у) прямо в лоб прилетел огромный булыжник.

Кто бы мог подумать?

Кто бы мог подумать, что так станет. Нет ни кого. Ты вдруг остался один. Лишь жужжание холодильника в полупустой комнате, в которой ты живёшь. Детский плачь за стенкой. Грохот автомобилей за окном. Приближающаяся осень. Опавшие жёлтые листья шелестят под твоими ногами, когда ты шагаешь по улице, но стоит задуматься Boubliks ест яблоко куда…, и сразу теряется что-то, сам даже понять не можешь что.

Молчание длится столько, что начинаешь привыкать, и думаешь, мол, так оно и должно быть. Осталось только пребывание в остановившемся времени. Стрелки часов встали на 20.30, и неизвестно будут ли они ещё тикать. Видимо настал тот момент, или всё же, ты просто в очередной раз остановился и стоишь, смотришь на всё это и слушаешь шорохи. А кто знает? Не последний или всё-таки последний это момент?

Перед тобой лист бумаги, вот он и есть последний кто с тобой будет говорить, но не вслух, а мысленно. Вот именно это тебя Boubliks ест яблоко может и коробит, но ни чего не поделать. Сам себе выбрал такой путь. Но, какой такой путь? Что значит путь? Туда, куда кто-то решил что идёт, передвигается, ползёт? Куда ползти? Само как-то получается: вроде бы и лежишь себе ни чего не делаешь, а всё же ползёшь, передвигаешься; вроде бы ни чего, а переворачиваешься с боку на бок. Что с тобой?

Саморефлексия – поход в баню.

Когда смотришь на жалкое подобие сухосочного разваливающегося на глазах куска рваных ниток связывающих ломаные кленовые листья представляющих собой бессмысленные мысли, возникает ощущение ночной тишины бреда. Хочется прыгать с уличных фонарей, но почему-то они Boubliks ест яблоко все усиленно молчат и не издают ни одной искорки света. Идти некуда, жизнь не вернёшь, придётся падать… Только бы низ был. Руки раскинув как большую палку у пугала, тело стремительно направляется туда где кажется всё… Вот так заканчивается день. Сон как гильотина, отрывает всё что связывает с осознанием стагнации. Самоубийцы весело бегут и как маленькие голодные хомячки падают с высокого скалистого обрыва. Невольно срываюсь на смех, можно даже отметить – больной смех. Судороги поразили каждую извилину обезумевшего мозга, каждая щелка, каждая трещинка и каждая морщинка издаёт танец проходящего мимо тяжёлого поезда. Вот так, бегом из старого парка, туда – а там Boubliks ест яблоко очень полезные ржавые вилы воткнутые в свежую кучу сена. Вонзаешь себе в руку сухие и острые ржаные стручки и тем доволен…, отправляешься в близлежащую общественную баню. Там много голых и красивых людей.



Праздник

- Я не могу больше терпеть такого отношения ко мне. Прощай.

- Какого хрена ты тут разнылся? Да, ты козел, чё ваще рехнулся?

- Ты меня не слышишь, хватит… Я не вижу тебя, а вижу только тогда когда тебе этого нужно. Какая же ты мне жена? Когда я хочу поговорить с тобой, ты говоришь, что б я не мешался и что не до этого и ты занята…

- Ты меня злишь Boubliks ест яблоко! Ты не замечаешь, что ты меня злишь? Придумал тут тоже, тебе вообще всё равно на меня, когда я тебе что-то говорю, ты меня ни когда не слушаешь! Всё в каких-то своих мыслях. Ни какого внимания! И ещё жертву из себя строишь!

Вечерний город горел огнями всевозможных гирлянд и блестящих украшений. Люди спешили домой с полными пакетами подарков. Дети смеялись и бегали вокруг ярких витрин крупных магазинов и мечтали попасть в сказки, которые там разыгрывались: рота солдатиков смирно стояла у высокого средневекового замка, в башни которого виднелась маленькая фигурка куколки с длинными волосами, а в имитированном небе витал Boubliks ест яблоко страшный дракон…

- С праздником дорогая!

- Опять ты детей не забрал! Да будь ты проклят!

Рождён быть одним

Я – это тот, кого ещё не было. Перед открытыми дверьми стоя и удивляясь тому, что там…, в дали. Что-то бесконечное меня тянуло заглянуть за край. Не решался шагнуть, но как рыба уплывая…, не стоит на месте, мне необходимо было ступить за порог. Пронеслась мысль, а не съесть ли мне львиного мяса, говорят придаёт смелости.

Мир – это счастье. Так твердила мудрость, высеченная на неизвестном, но всеми знаемом камне.

Дом – наша крепость, которая не даёт нам двигаться, так значит, нам нужно избавиться от дома.

Вот Boubliks ест яблоко уже в очередной раз попытка выползти из своего чердачного треугольника комнаты понесла поражение.

Но я не теряю надежды исполнить своё предназначение быть одному и не привязывать себя ложными принадлежностями. Ведь я рождён быть одним. Я люблю жизнь.


documentaksvynp.html
documentakswfxx.html
documentakswnif.html
documentakswusn.html
documentaksxccv.html
Документ Boubliks ест яблоко