При жизни Хорас Маккой, американский журналист, писатель и киносценарист, большую славу снискал себе не в Америке, а в Европе, где его признавали одним из классиков американской литературы наравне с 11 страница

Адвокат поставил на место хрустальную шкатулку и вопросительно посмотрел в мою сторону.

— Насколько я понимаю, мистер Мерфи, вы выразили желание разрешить создавшуюся ситуацию?

— Да, — подтвердил я.

— Вы согласны подписать прошение о расторжении этого брака?

— Да.

— Вы готовы — гм — поклясться, — тут он снова откашлялся, — что вы и мисс Добсон не вели совместной жизни как муж и жена?

Я бросил взгляд на Маргарет. Она смотрела мне прямо в глаза.

— Да.

Он кивнул и нажал кнопку вызова. Еще одна дверь кабинета отворилась и появилась чопорная и аккуратная секретарша с каким-то предметом в руках.

— Будьте любезны, подпишите вот здесь, — обратился он ко мне При жизни Хорас Маккой, американский журналист, писатель и киносценарист, большую славу снискал себе не в Америке, а в Европе, где его признавали одним из классиков американской литературы наравне с 11 страница, подвигая лист бумаги и протягивая ручку.

— Здесь… — тут он указал мне строку, и я подписал.

Секретарша подошла ближе, и мне стало понятно, что этим предметом была нотариальная печать.

— Теперь вы, Маргарет…

Маргарет подошла и подписала эту же бумагу. Адвокат сразу передал её секретарше, которая тут же поставила печать и свою подпись. Затем мистер Толайтми поднял со стола чек и протянул его мне.

— Полагаю, что это и есть оговоренная сумма.

Чек был выписан лично Эзрой Добсоном на сумму 35000 $. Я развернул его, на отрывной части было написано:

Перевод от Эзры Добсона.

Описание Счет Сумма

Расторжение брака 401 $35000,00 с Маргарет Добсон

Перед оплатой отделить отрывную часть.

Мистер При жизни Хорас Маккой, американский журналист, писатель и киносценарист, большую славу снискал себе не в Америке, а в Европе, где его признавали одним из классиков американской литературы наравне с 11 страница Толайтми передал мне аккуратный документ в голубой обложке.

— Это ваша отказная. Она подтверждает, что вы с этого момента и далее оставляете дальнейшие притязания на собственность Эзры и Маргарет Добсон. Зачитать его вам?

— Нет.

— Перед подписанием вы имеете право досконально ознакомиться с его содержанием.

Я перевел взгляд с мистера Толайтми на Эзру Добсона, тот был мрачен, в то время как Маргарет оставалась абсолютно безразличной.

— Я подписываю его, — я наклонился к столу, взял ручку и подписал. — Это все, что мне нужно было сделать?

— Да…

Мне оставалось только положить чек обратно на стол и повернуться к Эзре Добсону.

— Я не нуждаюсь в При жизни Хорас Маккой, американский журналист, писатель и киносценарист, большую славу снискал себе не в Америке, а в Европе, где его признавали одним из классиков американской литературы наравне с 11 страница этих деньгах, мистер Добсон, и, так же как и Маргарет, сожалею о нашем поступке. Это было с нашей стороны просто ребячеством. Заверяю вас в своем почтении. Прощай, Маргарет…

Потом я положил на чек свидетельство о нашем браке и вышел…

ЧАСТЬ 3

ГЛАВА 1

Один из парней был совсем коротышкой, зато двое других сложены как боксеры-средневесы. Они появились из парадного, причем коротышка тащил сумку, и направились к стоянке за пять домов отсюда, где стоял их черный бьюик. Коротышка сел на переднее сиденье рядом с шофером, дремавшим за рулем, а средневесы устроились на заднем. Они тронулись и лениво вырулили на проезжую При жизни Хорас Маккой, американский журналист, писатель и киносценарист, большую славу снискал себе не в Америке, а в Европе, где его признавали одним из классиков американской литературы наравне с 11 страница часть улицы.



Подобная ситуация повторялась ещё раз шесть в разных частях города: в табачном магазине, пивном баре и четырех роскошных парадных. Причем везде эта процедура проходила по одному и тому же сценарию: приезд, время, которое они тратили на инкассацию, выход. Сумки всегда носил коротышка, единственной деталью, которая варьировалась, были сами сумки, хотя выбор цвета был невелик — от черного до коричневого. Семь остановок — семь сумок в кабине.

Мы сидели в машине Мэндона и ждали, пока" бьюик" оторвется на полквартала, и только тогда я приказал Джинксу следовать за ним.

— Мы и так уже болтаемся у него на хвосте больше двух часов При жизни Хорас Маккой, американский журналист, писатель и киносценарист, большую славу снискал себе не в Америке, а в Европе, где его признавали одним из классиков американской литературы наравне с 11 страница, процедил Джинкс, запуская мотор. — Если мы и дальше будем тянуть с этим делом, то они наверняка скоро вернутся в свою контору…

— Ты слышал, что сказал Чероки? Они занимаются этим делом уже давно, и ни одного нападения. Они обросли жирком, стали самоуверенны и беззаботны. Для них все стало прогулкой, и даже если будем весь день вплотную таскаться за ними, то вряд ли им удастся понять в чем дело. Толстые, беззаботные свиньи…

— И семь сумок, набитых деньгами, — сказал Мэндон.

— Как ты считаешь, сколько там может быть?

— Много. Роумер принимает ставки на скачки, проходящие по всей стране, и выплачивает выигрыши. Ты же знаешь При жизни Хорас Маккой, американский журналист, писатель и киносценарист, большую славу снискал себе не в Америке, а в Европе, где его признавали одним из классиков американской литературы наравне с 11 страница, как люди любят ставить на лошадей…

— Ну, а все-таки?

— Трудно сказать. Может пятнадцать, а может и пятьдесят. Весь букмекерский бизнес целиком у него в руках.

— А разве ты у него не в доле?

— Ни цента, ни единого цента. Никто не входит с ним в долю, потому эти сумки так набиты деньгами.

Я знал, что он лжет. На этот счет у меня были свои подозрения. Именно от него он получил вчера телефонограмму в своей конторе. Чероки расстроился, когда увидел имя отправителя. Да, и когда перезвонил ему, его трудно было назвать веселым по одной единственной причине — Роумер взял его за При жизни Хорас Маккой, американский журналист, писатель и киносценарист, большую славу снискал себе не в Америке, а в Европе, где его признавали одним из классиков американской литературы наравне с 11 страница горло. А уж как Мэндон оживился, когда решил его немного потрясти. Пусть думает, что никто ничего не заметил…

Я продолжал следить за черным" бьюиком", стараясь улучить самый удобный момент для захвата. Но выбор был явно невелик, все его остановки были в очень оживленных местах, и за все время он ни разу не свернул на тихую улочку. Обтяпать это дело, не привлекая внимания, вряд ли удастся.

— Ну, и что ты думаешь, Джинкс?

— Пахнет мокрым делом, — отозвался он.

— Похоже на то. Тебе это тоже понятно? — повернулся я к Мэндону. — Ты же видишь, какая здесь ситуация. Может лучше заглянем к ним При жизни Хорас Маккой, американский журналист, писатель и киносценарист, большую славу снискал себе не в Америке, а в Европе, где его признавали одним из классиков американской литературы наравне с 11 страница прямо в контору? Уж там-то у них оседает весь навар. Может быть, именно там собака зарыта?

— Ты ошибаешься. Там у них народу больше, чем на этой улице… Конечно… если бы ты внимательно выслушал мое предложение сегодня утром…

— А я не стал…

— О чем это вы? — заинтересовался Джинкс.

— Ни о чем. Та идея была ещё хуже.

Мы приближались к торговому району, количество транспорта заметно возросло и «бьюик» свернул за угол.

— Держаться за ним? — спросил Джинкс.

— Оставь его. Мы и так уже целый день таскаемся за этой колымагой. Я устал и хочу добраться до постели.

Мы поехали прямо через перекресток При жизни Хорас Маккой, американский журналист, писатель и киносценарист, большую славу снискал себе не в Америке, а в Европе, где его признавали одним из классиков американской литературы наравне с 11 страница, но вскоре нам дорогу перегородили две машины. Одна из них была полицейской и принадлежала службе контроля движения, другая была запаркована в красной зоне, да ещё умудрилась въехать бампером на пешеходную дорожку. Один из копов вылез из машины и выписывал квитанцию штрафа.

Мы с Мэндоном оценили ситуацию почти одновременно, я понял это по довольной ухмылке, которая появилась у него на лице.

— Какой смысл иметь связи и не использовать их? Совсем вылетело из головы, что мы можем рассчитывать на помощь полиции.

— Вот и ответ на твой вопрос.

— Да, он оказался, как и все гениальное, прост. Свяжись с Вебером…

— Поехали ко При жизни Хорас Маккой, американский журналист, писатель и киносценарист, большую славу снискал себе не в Америке, а в Европе, где его признавали одним из классиков американской литературы наравне с 11 страница мне, Джинкс, — распорядился Мэндон.

— Зачем? — возмутился я. — Вон там драгстор, Джинкс оставит машину на первой стоянке и встретит нас у прилавка с содовой.

— Пошли, — я открыл дверцу.

Мэндон нехотя вылез и мы зашагали через дорогу.

— Веберу это не понравится, — заметил Чероки.

— Это уже его проблемы.

— Придется делиться…

— Звони ему и немедленно… — бросил я на ходу и направился к стойке с содовой.

Продавец за сатуратором разливал какой-то напиток. Он показался удивительно знакомым.

— Что это? — заинтересовался я.

— Вишневая шипучка… — отозвался продавец.

— Налейте и мне…

Вишневая шипучка! Первая газировка, которую я попробовал. Это было в Ноксвилле. Мы с дедом ездили на ярмарку. Он При жизни Хорас Маккой, американский журналист, писатель и киносценарист, большую славу снискал себе не в Америке, а в Европе, где его признавали одним из классиков американской литературы наравне с 11 страница продал пятерых свиней. Вишневая шипучка…

— Его нет, — сообщил Мэндон.

— И когда его ждут?

— Точно никто не знает, но я попросил передать, чтобы он позвонил мне в контору.

— Будем ждать…

Продавец поставил передо мной стакан с шипучкой.

— Хочешь пить? — спросил я Мэндона.

— Что там у тебя?

— Воспоминания детства. Я сентиментален.

— Мне коку… — бросил Чероки продавцу.

Появился Джинкс.

— Его нет на месте. Чероки попросил ему перезвонить.

— Ты думаешь, он позвонит? — засомневался Джинкс.

— Скажи ему.

— Позвонит, — заверил Мэндон.

— Мне тоже кока-колу, — заказал Джинкс.

Я допил свою шипучку. О, Господи, моя первая газировка…

— Надо кое о чем условиться, — объявил я. — Через При жизни Хорас Маккой, американский журналист, писатель и киносценарист, большую славу снискал себе не в Америке, а в Европе, где его признавали одним из классиков американской литературы наравне с 11 страница час я вернусь в нашу квартиру и надо будет объяснить Холидей, почему меня не было этой ночью. Придется сочинить правдоподобную историю, чем мы с Чероки занимались все это время…

— Холидей тоже надо будет кое-что объяснить, — заметил Джинкс. — Она тоже там не показывалась…

— Что?

— Квартира всю ночь была полностью в моем распоряжении, — уточнил он.

— И где же её носило?

— Не знаю. Она ушла в одиннадцать и больше не появлялась.

— И с кем же Холидей провела эту ночь?

— С Рисом, я полагаю…

— С этим копом?

— Да. Она объявила, что собирается прогуляться. Я вышел через черный ход и видел, как При жизни Хорас Маккой, американский журналист, писатель и киносценарист, большую славу снискал себе не в Америке, а в Европе, где его признавали одним из классиков американской литературы наравне с 11 страница её подобрала машина. Похоже, что за рулем сидел Рис.

— Сукин сын…

— Прелестно, — вклинился в нашу беседу Мэндон. — Ты наизнанку выворачиваешься, чтобы достать для неё денег, а она тем временем…

Да какое ей дело до всех нас? Теперь мне уже стало совсем ясно, что это за штучка. Стоит только минут на пять отлучиться, как её уже надо вытаскивать из чужой постели. И зачем притворяться, что меня это удивляет? В какой-то момент она мне очень нравилась, хотя вряд ли можно было ожидать другого от человека, который столько просидел на диете, и первая, кого он встретил, стала для него больше При жизни Хорас Маккой, американский журналист, писатель и киносценарист, большую славу снискал себе не в Америке, а в Европе, где его признавали одним из классиков американской литературы наравне с 11 страница, чем просто женщиной. В этом случае его не за что винить, но рано или поздно первое очарование проходит как наркотический дурман, и он начинает замечать, что другие женщины отнюдь не хуже. Так стоит ли беспокоиться из-за такой чепухи?

Чтобы отпереть дверь квартиры, мне пришлось поставить один из пакетов на пол. Стоило мне только немного приоткрыть её, как из ванной раздался голос.

— Это ты, Джинкс?

— Да, это я…

Я поднял пакет и вошел в квартиру, захлопнув дверь ногой. Затем прошел в спальню и остановился у двери. Мадам восседала в ванной.

— Привет… — весело сказала она.

— Добрый день.

— Что у тебя там?

— Так При жизни Хорас Маккой, американский журналист, писатель и киносценарист, большую славу снискал себе не в Америке, а в Европе, где его признавали одним из классиков американской литературы наравне с 11 страница, ерунда всякая…

— Есть что-нибудь для меня?

— В следующий раз…

Когда я свалил все покупки на постели и принялся их разбирать, Холидей, растираясь полотенцем, уже вышла из ванной. Капли воды на её теле были очень похожи на весеннюю росу на кленовых листьях. Ее тело было просто великолепным. Я даже замер, прислушиваясь к себе, но ни Семь чудес света, ни Эльдорадо передо мной не появились.

— Я смотрю, ты привел свою голову в порядок, как и хотел.

— Да, ещё и шампунь купил, но ты этого упорно не хочешь замечать.

— Я даже запах его чувствую, — возразила Холидей. — А что в этих свертках При жизни Хорас Маккой, американский журналист, писатель и киносценарист, большую славу снискал себе не в Америке, а в Европе, где его признавали одним из классиков американской литературы наравне с 11 страница?

— Так, ерунда разная…

— Должно быть ухлопал кучу денег, — голос её звучал почти дружелюбно. И вообще все в её облике говорило об этом…

— Это ещё только начало, — заверил я.

— Откуда столько денег? Провернул выгодное дельце?

— Нет.

Она присела на край кровати и открыла коробку с рубашками.

— Может ты не станешь капать на мои новые сорочки?

Холидей положила все на место.

— Не надо быть таким занудой, и не злись на меня.

— А я и не злюсь. Лучше приготовь что-нибудь перекусить, я очень голоден. Молоко найдется?

— Конечно, — протянула она.

Я сразу же отправился на кухню, разыскал бутылку молока, налил себе в При жизни Хорас Маккой, американский журналист, писатель и киносценарист, большую славу снискал себе не в Америке, а в Европе, где его признавали одним из классиков американской литературы наравне с 11 страница стакан и даже не заметил, как она вошла следом.

— Хочешь спросить меня о чем-нибудь?

— О чем? — я повернулся к ней лицом.

Из одежды на ней было только полотенце, повязанное вокруг бедер.

— О прошлой ночи…

Я сделал вид, что задумался и не понимаю, к чему она клонит.

— Хочешь, чтобы я поинтересовался, где ты была?

— Да.

Ничего не мог с собой поделать. Вчерашняя ситуация повторялась с точностью до наоборот, даже полотенце… Сознавала ли она это? Наверное все-таки нет.

— А почему я должен тебя распрашивать? Ведь это будет означать, что мне не все равно.

— Так оно и будет, если ты При жизни Хорас Маккой, американский журналист, писатель и киносценарист, большую славу снискал себе не в Америке, а в Европе, где его признавали одним из классиков американской литературы наравне с 11 страница узнаешь, с кем я была…

— Мне это и так известно.

— С кем же?

— С Рисом.

— Уж не Джинкс ли тебе рассказал? — похоже, она даже не удивилась моей осведомленности.

— Вот именно.

— Значит, он следил за мной, — холодно заметила Холидей.

— Вовсе нет. Просто у вас желание прогуляться появилось почти одновременно. Банальное совпадение. И он увидел тебя. Еще одно совпадение. Может ты приготовишь что-нибудь поесть?

— Не злись на меня, Ральф.

— Поль.

— Ты можешь не дуться?

— О, Боже. Да не злюсь я на тебя. Мне абсолютно все равно. Просто у тебя слишком велик аппетит. И тебе просто подвернулся под руку При жизни Хорас Маккой, американский журналист, писатель и киносценарист, большую славу снискал себе не в Америке, а в Европе, где его признавали одним из классиков американской литературы наравне с 11 страница коп. И этим копом оказался Рис…

— Мне необходимо было узнать, о чем вы говорили вчера, вот и все. Просто не могла поверить, что дело выгодное.

Интересно, что она смогла выяснить у этой свиньи?

— Ну и что же тебе удалось выяснить у этого мерзавца?

— Зря ты о нем так думаешь. Он гораздо сообразительнее, чем тебе кажется…

— Знаю, знаю. Мэндон мне все уши прожужжал, какой сметливый этот парень, Вебер, а теперь ты убеждаешь меня, какой умный у него подручный. И какой же сметливой тебе надо будет стать, чтобы понять, что ты попала в мясорубку?

— Ну, положим, ему это известно, да и мне тоже При жизни Хорас Маккой, американский журналист, писатель и киносценарист, большую славу снискал себе не в Америке, а в Европе, где его признавали одним из классиков американской литературы наравне с 11 страница. Я просто хотела извиниться за то, что сомневалась в тебе. Теперь это меня не беспокоит…

— Великолепно. А теперь приготовь что-нибудь поесть.

— Мне хочется, чтобы ты знал, что между нами ничего не было.

— О, да, конечно…

— В самом деле. Клянусь могилой своего отца.

— Великолепно.

Она мрачно посмотрела в мою сторону.

— Теперь я об этом просто жалею.

— Трудно было бы найти другого парня, с которым у тебя столько общего.

— Буду знать… — недобро процедила Холидей.

— Кстати, будь с ним поосторожней. Он постоянно жует зубочистку. Не ровен час глаз может выколоть.

Мне оставалось только вернуться в спальню и закончить с распаковкой При жизни Хорас Маккой, американский журналист, писатель и киносценарист, большую славу снискал себе не в Америке, а в Европе, где его признавали одним из классиков американской литературы наравне с 11 страница покупок.

Рубашки были конечно не от "Брук Бразерз", но неплохая имитация (до первой стирки, конечно), а галстуки явно не от Шарве, шнурки на ботинках не стягивали кожаные накладки вплотную (это позволяло экономить материал, хотя большинству американцев было на это наплевать). Носки и трусы тоже были не лучшего качества, но все это было свежим… Пару новых костюмов надо было немного подогнать по фигуре и продавец обещал, что как только портной закончит работу, их доставят прямо на дом. Потому мне пришлось для надежности его подмазать.

— Твой суп готов, — крикнула Холидей. — Принести или ты поешь на кухне?

— Ты хочешь сказать, что у меня есть При жизни Хорас Маккой, американский журналист, писатель и киносценарист, большую славу снискал себе не в Америке, а в Европе, где его признавали одним из классиков американской литературы наравне с 11 страница выбор?

— Конечно, — в её голосе снова появились дружелюбные нотки. — А разве ты не думаешь, что и о тебе надо заботиться?

— Особенно последнее время. И именно потому я поем на кухне.

— Хорошо. Тогда мне удастся приготовить тебе постель, и ты сможешь отдохнуть. Вряд ли тебе удалось хоть немного поспать этой ночью.

— Нельзя сказать, чтобы мне доставило удовольствие спать вместе с Джинксом.

— Ну, вот и отлично. Твой суп готов, а потом ты сможешь немного вздремнуть.

— Ты ударила по мне вниманием и заботой.

Она с улыбкой посторонилась и я направился к столу.

Тарелка с грибным супом была уже на столе, рядом с При жизни Хорас Маккой, американский журналист, писатель и киносценарист, большую славу снискал себе не в Америке, а в Европе, где его признавали одним из классиков американской литературы наравне с 11 страница вилкой, ложкой, нарезанным хлебом и новым стаканом молока. Я помешивал ложкой суп и размышлял над тем, что такого мог ей сообщить Рис, после чего она перестала сомневаться во мне. Неужели о том, что теперь у меня весь Сити Холл уже в кармане…

— Ты неплохо приоделся, — вывел меня из раздумий её голос.

— По крайней мере все новое. Кроме того, я купил себе пару новых костюмов.

— В самом деле?

— Коричневый и синий. Их пришлют позже…

— Сегодня?

— Да.

— Быстро…

— Там не так уж много работы. У меня неплохая фигура.

— Думаю, ты с нетерпением ждешь возможности переодеться во все новое.

— Еще При жизни Хорас Маккой, американский журналист, писатель и киносценарист, большую славу снискал себе не в Америке, а в Европе, где его признавали одним из классиков американской литературы наравне с 11 страница бы. Если то, что на мне, прислонить к стене, оно будет стоять само по себе. Через пару дней мы сможем себе позволить гораздо больше — ты можешь потерпеть пару дней?

— Похоже, вы с Мэндоном неплохо обсудили свои дела вчера вечером.

— Вчера был знаменательный день. Но прежде чем мы пойдем на дело, надо будет посоветоваться с Вебером.

— И когда же?

— Надеюсь, ждать придется недолго. Я жду известий с минуты на минуту.

Пока я заканчивал с супом, она сидела рядом и уютно улыбалась.

— Еще? — предложила Холидей.

— Спасибо. Это мне поможет продержаться до ужина.

Она собрала посуду и поставила её в раковину. Я отхлебнул При жизни Хорас Маккой, американский журналист, писатель и киносценарист, большую славу снискал себе не в Америке, а в Европе, где его признавали одним из классиков американской литературы наравне с 11 страница молоко из стакана.

— Ты можешь мне рассказать об этом деле?

— Сначала Вебер должен его одобрить.

— Но если тебе это нужно, ты добьешься своего.

— Естественно, но есть некоторые детали, которые надо обсудить.

— Звучит заманчиво.

— Крупное дело.

— И когда же вы собираетесь его провернуть?

— Может быть и завтра.

— Еще молока?

— Нет, спасибо.

— Тебе лучше немного вздремнуть…

— Об этом я и мечтаю: ванна и свежая постель.

Я встал и помог ей подняться со стула, и она вежливо улыбнулась в ответ.

— Как будто мы не знакомы друг с другом.

— Остается только надеяться, что мы сможем хорошо относиться друг к другу.

— Всегда?

— Зачем столько При жизни Хорас Маккой, американский журналист, писатель и киносценарист, большую славу снискал себе не в Америке, а в Европе, где его признавали одним из классиков американской литературы наравне с 11 страница, хотя бы некоторое время…

Я пропустил её вперед.

— Хочешь, я приготовлю тебе ванну?

— Буду очень признателен.

Она отправилась в ванную комнату, а я стал складывать вещи в ящики комода. Все они были страшной дешевкой, такие рекламируют в дешевых журналах. Потерпи ещё немного, и настанет время…

Я повернулся за носками и почти наткнулся на нее. Она собрала галстуки и носки и положила их на комод, а в руках у неё оставался маленький сверток.

— Как будто свинцовый.

— Забавно, но это действительно так и есть. В нем патроны и с полдюжины обойм с новыми пружинами.

— Пружины? — удивилась она. — Для чего?

— Своим вопросом ты При жизни Хорас Маккой, американский журналист, писатель и киносценарист, большую славу снискал себе не в Америке, а в Европе, где его признавали одним из классиков американской литературы наравне с 11 страница заставляешь меня раскрыть профессиональные секреты преступного мира.

Я взял у неё сверток и извлек из него новую обойму.

— Видишь эту площадку вот здесь, это штатель. Он отправляет в ствол патроны после каждого выстрела. А теперь смотри, — я заполнил обойму патронами. — Видишь, как сжата эта пружина после снаряжения обоймы? Она постоянно находится в напряжении. Тебе это понятно?

— Да.

— Вставляем обойму в пистолет, и он уже готов к стрельбе. Предположим, оружие не используется две или три недели. Пружина постоянно находится в сжатом состоянии. Наступает минута, когда им начинают пользоваться. Первые два-три выстрела проходят нормально, но потом может При жизни Хорас Маккой, американский журналист, писатель и киносценарист, большую славу снискал себе не в Америке, а в Европе, где его признавали одним из классиков американской литературы наравне с 11 страница случиться осечка из-за того, что пружина от постоянного напряжения ослабевает. Вот самое уязвимое звено в автоматическом оружии — слабая пружина. Если ты собираешься постоянно им пользоваться, ей нужно давать отдых или же своевременно менять на новую. Автоматическое оружие никогда не подведет, если конечно уметь им пользоваться. Большинство людей не обращают на эту мелочь никакого внимания. Ты удивлена?

— Конечно, я об этом и не подозревала. Но ты как-то говорил, что не разбираешься в оружии.

— Я просто пошутил.

Она улыбнулась, а я наклонился, поцеловал её в шею и начал раздеваться. Потом я прошел в ванную комнату и проверил температуру воды. На пороге появилась При жизни Хорас Маккой, американский журналист, писатель и киносценарист, большую славу снискал себе не в Америке, а в Европе, где его признавали одним из классиков американской литературы наравне с 11 страница Холидей с моими брюками в руках.

— Это ты тоже купил? — спросила она, перебирая пальцами золотую цепочку.

— Да.

— И эту медальку?

— Это не медаль, это знак.

— Знак?

— Знак «Фи-Бета-Каппа». Купил на барахолке цепочку и продавец приладил к ней этот знак.

— Он твой?

— Конечно не тот, что я получил в свое время, но они все одинаковы.

— А-а, — протянула она. — Так вот на что он похож…

— Ты никогда его не видела?

— Может быть и видела, но мне это ни о чем не говорило.

Я улыбнулся и залез в ванну. Мне не хотелось уточнять, что он означает, и о При жизни Хорас Маккой, американский журналист, писатель и киносценарист, большую славу снискал себе не в Америке, а в Европе, где его признавали одним из классиков американской литературы наравне с 11 страница том, что признание моих схоластических достижений получением этого было неизбежно.

— Так ты действительно Фи-Бета-Каппа…

— В самом деле, я не шучу.

— Ты закончил Йель или Гарвард?

— Нет, чтобы получить его, это не обязательно, хотя в этом бывает трудно убедить выпускников Йеля и Гарварда…

Холидей присела на край ванны и положила мои брюки на колени.

— Понимаешь, я только сейчас поняла, что почти ничего не знаю о тебе. Где ты учился?

— Какое это имеет значение…

— Ты что, стыдишься этого?

— Я — нет, вот если только колледж. Я уверен, что моя карьера будет зависеть не от этого. Важно только одно При жизни Хорас Маккой, американский журналист, писатель и киносценарист, большую славу снискал себе не в Америке, а в Европе, где его признавали одним из классиков американской литературы наравне с 11 страница, мне самому захотелось выбрать этот путь. Я не рос в трущобах с алкоголиком — отцом и матерью-проституткой. Мне ненавистно наше общество не потому, что оно меня не приняло и толкнуло на путь преступлений, как других. Не стоит выставлять напоказ мое безжизненное тело, призывая весь мир посмотреть на то, что сделала со мной жестокость нашего общества. Знаешь, что я сделаю, когда у меня появятся деньги? Закажу у Картье золотой браслет с пластинкой, как у автогонщиков, вот только гравировка на нем будет другая.

"Не стоит изображать из меня жертву обстоятельств. Все это сделал только я и я один".

— Самолюбия у тебя на троих хватит При жизни Хорас Маккой, американский журналист, писатель и киносценарист, большую славу снискал себе не в Америке, а в Европе, где его признавали одним из классиков американской литературы наравне с 11 страница.

— Это точно.

— Ральф Коттер — это твое настоящее имя?

— Меня зовут Поль Мерфи.

— С сегодняшнего дня.

— Со вчерашнего.

— Я имела ввиду твое настоящее имя.

— Что это может изменить?

— У тебя есть родные?

— Нет.

— А ты говорил, что у тебя брат в Нью-Йорке.

— Да, и ещё сестра.

— В Нью-Йорке?

— Понятия не имею. Ее след давно затерялся.

— Странно, что ты знаешь где твой брат и ничего не знаешь о сестре. кажется, все должно быть наоборот…

— Ты не знаешь моего брата.

— А хотелось бы. Интересно было бы познакомиться с самым честным человеком в мире.

— Смешно, но это правда При жизни Хорас Маккой, американский журналист, писатель и киносценарист, большую славу снискал себе не в Америке, а в Европе, где его признавали одним из классиков американской литературы наравне с 11 страница.

— Должно быть так, ведь это ему ты отослал ту запись. Что он с ней будет делать?

— Какое твое дело?

— Просто любопытно…

Я сел в ванне.

— Зачем тебе это?

Она рассмеялась и отвела взгляд. Смех мне показался каким-то вымученным и искусственным.

— Ну, в этой записи есть и мой маленький интерес. Мне тоже светит обвинение в убийстве. Или ты забыл, что произошло на тюремной ферме? Просто хотелось узнать, как с ним связаться, если что-нибудь случится с тобой…

— Если со мной что-нибудь произойдет, тебе не придется извещать его об этом. Все произойдет само по себе, как по звонку будильника…

— Ну, хоть скажи При жизни Хорас Маккой, американский журналист, писатель и киносценарист, большую славу снискал себе не в Америке, а в Европе, где его признавали одним из классиков американской литературы наравне с 11 страница мне, чем он занимается? — не унималась Холидей.

— Ты просто прелесть. "Тебе принести или ты будешь кушать на кухне? Я приготовлю тебе ванну. Кому ты отправил эту запись?" И все такое. Тебе следует быть осторожнее, ты слишком спешишь.

— Что? — удивилась она.

— Твой новый приятель горит нетерпением узнать, кому я отправил запись, не так ли?

— Как ты только можешь так говорить?

— Рис и Вебер. Это они придумали эту штуку прошлой ночью, разве я не прав?

— Ты хочешь сказать…

— Да.

— Ты не можешь так думать обо мне…

— Приготовь мне постель.

— Послушай, Ральф…

— Поль.

— Клянусь тебе, Поль, могилой своего отца…

— Неужели тебе трудно При жизни Хорас Маккой, американский журналист, писатель и киносценарист, большую славу снискал себе не в Америке, а в Европе, где его признавали одним из классиков американской литературы наравне с 11 страница приготовить мне постель?

Она встала и повернулась ко мне.

— Неужели ты мог подумать, что…

Я сорвал с вешалки полотенце и хлестнул им её по лицу.

— Я кажется просил приготовить мне постель.

— Почему ты такой подозрительный? — запричитала она, выбегая из ванной…

ГЛАВА 2

Мэндон подобрал меня с Джинксом на углу возле дома около восьми часов. Рядом с ним за рулем сидел Хайнес.

— Тебя просто не узнать. Одет с иголочки, — приветствовал он меня.

— Это только начало. Как поживаешь, Хайнес? — а про себя я подумал, что пора бы ему уже научиться себя вести — выходить из машины и открывать перед людьми При жизни Хорас Маккой, американский журналист, писатель и киносценарист, большую славу снискал себе не в Америке, а в Европе, где его признавали одним из классиков американской литературы наравне с 11 страница двери.

Негр повернул голову и окинул меня безразличным взглядом, но я-то знал, что он готов взорваться в любую секунду. От него всегда веяло каким-то холодом. Сукин сын, я продырявлю твое черное брюхо, если ты захочешь наброситься на меня…

— Где мы встретимся с Вебером? — спросил я Мэндона.

— В управлении…

— Ты обрисовал ему наше дело, хотя бы в общих чертах?

— Это не телефонный разговор. Боюсь, что и при личной беседе результат может быть отрицательным.

— Посмотрим.

— Он может появиться поблизости…

— Он может появиться или его заставят это сделать. Выбор будет за ним.

— Не стоит наседать на него. Здесь надо действовать деликатнее При жизни Хорас Маккой, американский журналист, писатель и киносценарист, большую славу снискал себе не в Америке, а в Европе, где его признавали одним из классиков американской литературы наравне с 11 страница. Предоставь это дело мне.

— Ты слышал, Джинкс? Это тебя тоже касается.

— Слышу, — подал голос Джинкс.

Мэндон повернулся к нам лицом.

— Да что с тобой происходит?

Джинкс насупился.

— Ты разве не слышал? Джентльмен интересуется, что с тобой происходит.

— Ничего, — огрызнулся Джинкс.

— Никогда не приходилось видеть столько чувствительных натур сразу. Какого черта вы на меня дуетесь?

— Ты слышишь? — снова обратился я к Джинксу. — Он хочет знать, почему ты такой сердитый.

Джинкс демонстративно отвернулся к окну.

— Он ревнует меня к обновке, — резюмировал я.

— А что ему мешает купить такую же? Если он подождет до вечера, мы ему справим не хуже.

— Этот человек спрашивает При жизни Хорас Маккой, американский журналист, писатель и киносценарист, большую славу снискал себе не в Америке, а в Европе, где его признавали одним из классиков американской литературы наравне с 11 страница, можешь ли ты потерпеть до вечера?

— Черт побери, — наконец не выдержал Джинкс. — Меня совершенно не интересует, на что он тратит свои баксы. А вот деньги, на которые клюнул Вебер со своим подручным, принадлежали мне. Если у нас будет что делить, я хочу свою долю.

— Я никак не могу ему втолковать, что у нас не было никаких поступлений, — наклонился я к Чероки. — Я их просто занял.

— Это правда, Джинкс, — подтвердил Мэндон.

— Джозеф, — поправил я.

— Я ссудил ему эти деньги, Джозеф…

Он повернулся ко мне и неожиданно понял, что мое тряпье стоит гораздо больше тех сорока долларов, которые он мне При жизни Хорас Маккой, американский журналист, писатель и киносценарист, большую славу снискал себе не в Америке, а в Европе, где его признавали одним из классиков американской литературы наравне с 11 страница одолжил. Я купил их на те две сотни, что занял у Вика Мейсона, когда собирался встретиться с Маргарет Добсон, но мне не хотелось все это им объяснять, да и для Джинкса это ничего не изменит. Тем более мне было абсолютно наплевать на его чувства. Пусть думает, что хочет… Я не собираюсь долго быть с ним в одной упряжке…

— Разве это дорога в Сити холл? — поинтересовался я.

— Нет конечно, да мы туда и не собираемся, — отозвался Мэндон.

— Но ты же говорил, что мы встретимся у него в управлении?

— В одном из его отделений.

— И сколько же таких?

— Несколько, — отрезал Мэндон.

Это отделение При жизни Хорас Маккой, американский журналист, писатель и киносценарист, большую славу снискал себе не в Америке, а в Европе, где его признавали одним из классиков американской литературы наравне с 11 страница помещалось на третьем этаже восьмиэтажного здания. Мы проигнорировали лифт и стали подниматься пешком. Так предложил Мэндон, не без подсказки Вебера, конечно. В этом старом здании лестница была обшарпанной и грязной. В кабинетах горел свет. Мэндон подвел нас к одной из них, с табличкой: "Союз вкладчиков, инкорпорейтед". Рядом была ещё одна дверь с такой же табличкой, но с дополнением: "Приемная. Вход 306". Он просто постучался в нее, безо всяких ухищрений или условного стука. Через некоторое время дверь нам открыл Рис.

Молча улыбнувшись, закрыл за нами дверь. На этот раз на нем был белый костюм с темными пятнами пота При жизни Хорас Маккой, американский журналист, писатель и киносценарист, большую славу снискал себе не в Америке, а в Европе, где его признавали одним из классиков американской литературы наравне с 11 страница под мышками. Зубочистки во рту у него почему-то не было. В костюме спортивного покроя и с сигаретой в зубах у письменного стола стоял Вебер. Вокруг стола было несколько стульев, а под потолком лениво крутился вентилятор.

— Надеюсь, я не заставил вас далеко ехать, — приветствовал он нас.

— Нет, конечно, — отозвался Мэндон.

— Садитесь, пожалуйста, — предложил Рис.

Мы расселись вокруг стола и только Джинксу пришлось ещё раз повторить, что надо сделать. Наконец и он уселся рядом со мной.

— Мне показалось, что лучше нам обсудить эту проблему подальше от лишних глаз, — начал Вебер. — Чероки, почему ты не мог хотя бы в общих чертах рассказать обо всем При жизни Хорас Маккой, американский журналист, писатель и киносценарист, большую славу снискал себе не в Америке, а в Европе, где его признавали одним из классиков американской литературы наравне с 11 страница по телефону?

— Я-то мог все сообщить тебе и по телефону, но только ты не хотел этого.

— Ну, ладно. Что там у вас?

— Прежде всего, Чарли, — начал Мэндон издалека, — я хотел бы тебя сразу предупредить, что мы не просто ухватились за первое, что нам подвернулось под руку. Дело довольно опасное, но риска никакого. Мы вполне можем его провернуть.

— С вашей помощью, — вставил я.

Он бросил на меня косой взгляд, но тут же снова сосредоточил все свое внимание на Чероки.

— Трупы будут?

— Да.

— Кто же это?

— Инкассаторы Роумера.

— Роумера? — недоверчиво протянул тот и переглянулся с Рисом. — С чего это вы При жизни Хорас Маккой, американский журналист, писатель и киносценарист, большую славу снискал себе не в Америке, а в Европе, где его признавали одним из классиков американской литературы наравне с 11 страница выбрали таких клиентов?

— Они перевозят крупные суммы денег… — пожал плечами Мэндон.

— Да, денег у них хватает, но ещё не было ни единой попытки ограбления. И знаете почему? Без стрельбы тут никак не обойдется, но и все равно дело весьма сомнительное.

— Думаете вы первые, кому пришла в голову эта идея? — поддержал его Рис.

— Но мы будем первыми, кто сделает это, — заверил я их.

— Предположим, что вы за это возьметесь, — сказал Вебер, — но поднимется такая пальба, что весь город встанет на дыбы. Это уже пахнет террором.

Дата добавления: 2015-08-28; просмотров: 2 | Нарушение авторских прав


documentaksxjnd.html
documentaksxqxl.html
documentaksxyht.html
documentaksyfsb.html
documentaksyncj.html
Документ При жизни Хорас Маккой, американский журналист, писатель и киносценарист, большую славу снискал себе не в Америке, а в Европе, где его признавали одним из классиков американской литературы наравне с 11 страница